Главная Интервью До и после «Only», часть вторая

До и после «Only», часть вторая

Первый полностью акустический альбом Томми Эммануэля «Only» можно считать поворотным в его карьере. Именно с него начался успех в Америке и Европе. Об этом и о многом другом Томми рассказывает журналу «Vintage Guitar» в далеком 2001 году. Продолжение первой части интервью.

Во скольких Chet Atkins Appreciation Society (ежегодная встреча поклонников Чета Эткинса — прим. ред.) вы приняли участие?

В каждом, начиная с 1996 года.

Одним из ваших самых впечатляющих выступлений на этом мероприятии было исполнение «Initiation» на закрытом концерте в 1997 году, на которое, как вы сказали, вас вдохновил ритуал аборигенов. В песне используется эффект эхо и перкуссия, которые вы исполнили на своей гитаре. Скажите, как вы до этого додумались?

Эта песня — часть музыкальной постановки. Она должна рассказывать историю ритуала, в ходе которого мальчик становится мужчиной. Мальчик должен пройти множество испытаний: ему делают обрезание, стригут, испытывают огнем и оставляют одного в месте, где он должен выжить. Я постарался передать атмосферу, создавая звуковые эффекты с помощью деки гитары, по ходу повествования.

Я использовал экстремальные настройки эквалайзера: усиленные средние и низкие частоты. Именно так можно получить нужный звук, но если ударить по гитаре очень сильно, то динамики могут не выдержать, поэтому я был очень осторожен. Я использовал цифровой эффект эха и реверберацию длиной около четырех секунд. Всё работало на пределе возможностей, но мне удалось получить тот шум, который бы напоминал ветер, дождь, бурю или крики животных.

Я извлекал звук, который был похож на пульс. Этого удалось достичь с помощью эффекта эха, создававшего иллюзию того, что одновременно играют как минимум два инструмента. Зрители всегда пытаются найти взглядом, кто же еще играет, ну или хотя бы найти специальное оборудование, но не могут найти ничего из этого.

«Initiation» всегда выделятся на фоне других песен во время концерта?

Да, но я часто играю её по-разному. Могу играть медиатором, могу пальцами. Не важно, играю ли я блюз, джаз или кантри — всегда должна получиться мелодия — это мой главный критерий. Я стараюсь, чтобы людям нравилось то, как я играю. Я в индустрии счастья!

«Initiation» — это не единственная песня, во время исполнения которой вы ударяете по гитаре руками, чтобы получить эффект перкуссии. Можно ли сравнить это с тем, что делает Майкл Хеджес (Michael Hedges) или Престон Рид (Preston Reed)?

Я думаю, что мы делаем совершенно разные вещи. Не знаю, сопоставляют ли нас люди или нет, но иногда меня спрашивают, много ли я слушал песен Хеджеса, на что я отвечаю «нет». Но мне действительно нравится то, что он делает. Вообще-то, когда мы записывали Only, мы сыграли много альбомов Майкла Хеджеса перед тем, как начать запись. У него прекрасные песни.

Как вам удалось стать Сертифицированным гитаристом (C.G.P., награда, которую присуждал Чет Эткинс за вклад в развитие пальцевого стиля игры на гитаре — прим. ред.)?

Чет наделил меня этим званием, что стало для меня огромным сюрпризом. На моей награде написано «За пожизненный вклад в развитие fingerstyle».

Это его способ признания заслуг кого-либо, кто делает то, что делал он, но немного по-другому. Но я всегда всем говорил и буду говорить, что я своего рода его посол. Я пытаюсь нести его искусство людям.


Уникальное видео: Чет Эткинс вручает Томми Эммануэлю награду C.G.P.

Only полностью состоит из оригинального материала, но ведь у вас есть любимые каверы, кроме «Waltzing Matilda»?

Мне очень нравится играть песни The Beatles, но приходится с осторожностью подходить к выбору песен, которые я хочу сыграть. Всё требует проработки: аранжировка должна быть на высоте, как и мелодия в целом.

Почему Only записывался в Германии?

У моего друга там есть студия. Моя жена, дочери и я переехали из Австралии в Англию, и я не хотел ездить в Австралию на запись. В то время у моей дочери были проблемы со здоровьем, и я хотел быть рядом с ней. Сейчас она в порядке.

Вы написали что-нибудь специально для этого альбома, особенно, учитывая то, что это был ваш первый действительно сольный альбом?

Было несколько песен, которые я написал пару лет назад. Я переписал их и начал работать над остальными. Я не записывал ничего специально для этого альбома, но однажды я отписался от лейбла и решил записать сольный акустический альбом, потому что многие говорили мне о том, что хотели бы услышать моё сольное творчество.

«Train to Dusseldorf» могла быть написана специально для Only.

Она была написана примерно за две недели до записи, но у меня есть правило — писать только лучшее из того, на что я способен.

Сколько времени ушло на запись альбома?

Два дня. Всё записывалось с первой попытки, кроме пятого трека «Questions». Я записал его вечером первого дня, на второй день пришел в студию, послушал и сказал «Не пойдет, я могу лучше», и записал его снова. Но всё остальное было записано с первого раза.

«Biskie» длится около минуты, десять секунд из которой звучит сразу миллион нот.

(Смеется) Она названа в честь дочери моего друга, которого зовут Уилл Хармон (Will Harmon), он живёт в Ноксвилле (США). Его дочь была на многих моих концертах; она очень милая. Она стала моим фанатом и я написал для неё песню!

Вы играли на церемонии закрытия Олимпийских игр в Сиднее в 2000 году. Что вы чувствовали во время выступления перед 2.75 миллиарда человек?

Было потрясающе. Мы с братом репетировали это выступление около недели. Мы играли песню Джона Йоргенсона «Back on Terra Firma» (John Jorgenson). 150 тысяч человек наблюдали за нами с трибун и 30 тысяч — с поля стадиона. Это было бы обычное живое выступление, если бы не было телетрансляции — огромное количество людей слушало нас.

После столь долгой карьеры вы, наконец-то, записали сольный альбом. Вы довольны Only?

Я думаю, что на этом альбоме сосредоточено всё лучшее, на что я был способен на момент его записи. Сейчас я могу лучше сыграть песни с него — я их «отполировал» — также я записал много новых песен, мой новый сольный альбом тоже будет акустическим. Надеюсь, что новый альбом выйдет в Апреле.

То, что Томми Эммануэль потребовалось всего два дня, чтобы записать Only и то, что все песни, кроме одной, были записаны с первого раза, говорит очень многое о его способностях. Еще остались те музыканты, которые могут привлечь зрителя без использования всяческих визуальных эффектов. Таким музыкантом является Эммануэль, таким же был и его наставник — Чет Эткинс.

Перевёл Николай Зинков

Опубликовано