Главная Интервью До и после «Only», часть первая

До и после «Only», часть первая

Первый полностью акустический альбом Томми Эммануэля «Only» можно считать поворотным в его карьере. Именно с него начался успех в Америке и Европе. Об этом и о многом другом Томми рассказывает журналу «Vintage Guitar» в далеком 2001 году. Представляем вам первую часть этого интервью.

Ваш творческий путь начался с семейной группы.

Мое знакомство с музыкой началось с Хэнка Уильямса (Hank Williams), Джимми Роджерса (Jimmie Rodgers), Хэнка Сноу (Hank Snow) и некоторых австралийских кантри-исполнителей. А также звёздных The Shadows, The Ventures, Дуэйна Эдди (Duane Eddy) и традиционной гавайской музыки. Больше всего мне нравились Мерл Трэвис (Merle Travis) и Джо Мэфис (Joe Maphis), но подобную музыку было очень сложно найти в Австралии. Мои братья, сестры, мать, отец и я очень любили играть и учить новую музыку.

Я впервые услышал Чета Эткинса, когда мне было семь лет, и она изменила всю мою жизнь. Мне нравилось быть ритм-гитаристом в группе — мой брат играл соло на гитаре — и когда я слышал эту музыку, она переворачивала моё сознание. Я мог четко слышать, то, что играется в данный момент, но не мог сам сыграть это. Я работал над своей игрой и в итоге научился играть. Чет был не только вдохновителем — он задал стандарт, к которому мы все стремимся — в звучании, записи, качестве и мелодии.

Именно музыка Чета заставила вас полюбить акустическую гитару?

Знаете, я не вижу особых различий — это же всё равно гитара! Немного позднее я перешел на акустическую гитару, но это не значит, что я бросил играть на электрогитаре. Я и сейчас на ней немного играю, только не на концертах.

У меня все еще хранится моя первая электрогитара — австралийская гитара фирмы Maton. Сейчас я использую их акустические гитары во время тура. Я их не рекламирую — мне действительно нравится, как они звучат. Я большой фанат Martin, Gibson и Larivee, но я не могу взять их все с собой. У меня есть несколько прекрасных гитар фирмы Taylor, но в дорогу я предпочитаю брать Maton. Вы можете ими хоть в крикет играть (смеется)! Они очень хороши.

Кто на чем играл в вашей семейной группе?

Мой самый старший брат, Крис, был ударником, сестра Вирджиния играла на гавайской слайд-гитаре, мой брат Фил исполнял соло на гитаре, а я играл ритм и бас-партии. Тогда я еще не слышал о бас-гитарах и играл обе свои партии на одной гитаре. Мы собрали группу в 1960 году, а через несколько лет уже выступали с другими группами. Во время выступления одной из групп, я спросил брата «Что это за гитара?», показывая на сцену, а он ответил «Не знаю. У неё только четыре струны!». Тогда я впервые узнал, что такое бас-гитара.

Вы выступали в качестве сессионного музыканта у австралийских исполнителей до того, как стали известны по всему миру.

Между 1975 и 1990 годами я поучаствовал в записи огромного количества альбомов и саундтреков к фильмам, мне удалось поработать с такими людьми, как Air Supply, Робертой Флэк (Roberta Flack) и многими другими. Мне предлагали поработать над саундтреком к первой части фильма Крокодил Данди, но я отказался, так как считал, что фильм провалится. Как же я ошибался (смеется).

Справедливо ли будет сказать, что вы показали себя в большинстве стран, и США — это «последний рубеж»?

Я думаю, что Америка, Англия и Германия — это новый ориентир для меня, потому что я уже достаточно проявил себя в Австралии и Азии. Я только собираюсь в США. Я думаю, что выпустив альбом Only на Flavored Nations, я смогу выйти на новый уровень.

Расскажите, как вы встретились с Четом Эткинсом и как решили работать вместе.

После смерти отца, я написал Чету. Как я уже сказал выше, я жил музыкой Чета — она была всем моим миром. Он слушал людей со всего мира, и был не безразличен к тому, чем они занимаются. Люди, которые ездили из Австралии в Америку, передали ему мои записи. Чет был впечатлен тем, какое влияние он оказывает на людей по всему миру.

В 1980 году я, наконец-то, выбрался в Нэшвилл (США); лично встретился с Четом, и мы сыграли вместе. Мы отлично провели время. К 88-му году я достаточно наигрался на чужих альбомах и решил начать сольную карьеру. Я отправился в тур с Джоном Денвером (John Denver) в 1988 году, который стал моей отправной точкой. Моя музыка всегда обращена к слушателю. Я всегда играю для людей, и, я думаю, это одна из причин того, почему я так много времени провожу в студии — я подхожу к студийной записи как к живому выступлению — и это правильный подход.

Джеймс Бёртон (James Burton) был гитаристом у Денвера в то время?

Да. Мы многому у него научились. Мы скупали старые записи Рики Нельсона (Ricky Nelson) и Элвиса и учились на них. Джерри Шефф (Jerry Scheff) тоже был с Денвером. Я видел их вместе с Гленом Хардином (Glen Hardin) и Ронни Таттом (Ronnie Tutt) в туре «Elvis» — они великолепно играли.

«The Day Finger Pickers Took Over The World» был вашей первой совместной записью с Эткинсом?

Нет, наш первый совместный трек вышел в 93 году на моем альбоме The Journey — он назывался «Villa Anita». С тех пор мы стали сближаться, как семья. Каждый раз, когда я приезжал в Нэшвилл, он приглашал меня к себе домой и я останавливался у него. Я просыпался рано утром, шел на кухню, где был Чет и его жена Леона, и мы начинали играть.

Расскажете что-нибудь о «The Day Finger Pickers Took Over The World»?

Мы оба писали песни для альбома, я предложил добавить туда «Waltzing Matilda» — известную австралийскую песню. Я написал песню «Mr. Guitar», посвященную Чету. Еще одна моя песня — «Dixie McGuire». Мы переиграли песню «Borsalino», взятую из итальянского фильма. Мы вместе пели в «The Day Finger Pickers Took Over The World» и еще нескольких шуточных песнях. «Mel Bay» — выдуманная история о том, как мы покупали книги Мэл Бэя (музыкант, автор обучающих музыки книг — прим. ред.).

Работа с кем из знаменитых музыкантов, кроме Чета, вам запомнилась больше всего?

Было очень интересно выступать на разогреве у Эрика Клептона в его туре по Австралии. Так же я выступал в туре с Тиной Тёрнер и Майклом Болтоном.

Были ли выпущены записи этих выступлений?

Я уверен, что по всему миру есть альбомы с этими записями, но они никак не помечены (смеется).

Продолжение

Перевёл Николай Зинков

Опубликовано