Главная Интервью О взаимопомощи и хорошей карме, часть первая

О взаимопомощи и хорошей карме, часть первая

«Вы должны учиться у тех людей, которые умеют делать своё дело, и мне очень повезло находиться среди таких людей»Томми Эммануэль

Перевод интервью в двух частях, которое Томми дал сайту examiner.com летом прошлого года.


Когда вы в последний раз были в Нью-Йорке?

В прошлом году я играл в [клубе] Би Би Кинг на 42й улице. Я выступал [в Town Hall] несколько раз вместе с A Prairie Home Companion (комедийно-музыкальное шоу — прим. ред.) в качестве приглашенного артиста. Я не очень хороший комедиант. Гаррисон Кейллор (Garrison Keillor) и я спели несколько традиционных австралийских народных песен, которые знали с детства, было очень весело. Он меня этим очень удивил.

«Waltzing Matilda»?

«Waltzing Matilda» и «Road to Gundaghi».

Должно быть, вы получили много острых ощущений.

(Смеется) Да, было очень весело.

Выглядит, как вынужденный дуэт. Есть ли еще артисты, с которыми вы хотели бы поработать?

В середине 90-х мы с Четом Эткинсом решили, что нужно начать продвигать меня в Америке и вернуть Чета в музыку, т.к. он ненадолго отошел от дел по причине проблем со здоровьем. Когда мы записали альбом, он очень понравился Columbia (звукозаписывающая компания — прим. ред.) и мы решили участвовать в ТВ-шоу и поехать в тур по Америке. Но у Чета обнаружили опухоль головного мозга, поэтому нашим планам было не суждено сбыться.

Чет вдохновлял вас с семи лет. Что вы чувствовали, работая со своим кумиром?

Я был влюблен в его музыку с самого детства. Я написал ему письмо, когда мне было 11 лет, он ответил мне, и мы стали кем-то вроде друзей по переписке. Я даже не задумывался о том, что у меня когда-нибудь появится возможность дружить с Четом, но это случилось. Я уверен, что случилось именно из-за того, что Чет очень заботился о тех, кто писал ему.

Наша первая встреча с Четом случилась в 1980 году. Я настолько хорошо знал его музыку, что казалось, будто я знал и его самого. Самое интересное, что так и оказалось на самом деле. После этого я понял, что невозможно отделить себя от своей музыки, это два в одном. И когда я играю, вы слышите то, что идет из глубины моей души, понимаете, о чем я? То же самое было, когда я работал с Лес Полом (Les Paul). Он был непослушным мальчиком и играл так же (смеется).

Как ваша индивидуальность проявляется на ваших выступлениях?

Хм, а как вы можете описать стиль моих выступлений? Он похож на танк, который движется прямо на вас (смеется).

Вы начали играть в шесть лет. Как это в дальнейшем повлияло на вас, как на музыканта?

Моя жизнь в основном не похожа на жизнь обычного человека. Я бросил школу, так как меня не заботило образование, но зато в то время я уже выступал на концертах, был на радио и телевидении. К восьми годам у меня накопилось приличное количество выступлений. Я отлично чувствовал себя на сцене среди взрослых людей во многом благодаря своему характеру и тому, что я был ребенком, который действительно умел играть. Я думаю, это дало мне преимущество.

Когда вас окружают талантливые люди — комедианты, певцы, великие шоумены — вы стараетесь вобрать от них всё, что только можете, постоянно наблюдаете за ними, потому что они действительно работают, понимаете, о чем я? Фрэнк Синатра (Frank Sinatra) учился, глядя на Бинга Кросби (Bing Crosby), и он тоже в своё время у кого-то учился. И это только один пример. Всё, чему я научился, о чем я просил, и всё, что подсмотрел в детстве, я использую в своем творчестве сегодня. Я люблю общение с людьми на сцене, люблю импровизировать в музыке, в общении — во всем. Я никогда не планирую свои выступления, не использую сет-лист — я просто выхожу и начинаю играть, наблюдая за тем, что происходит. Я всё еще учусь, работаю над собой. Вы должны учиться у тех людей, которые умеют делать своё дело, и мне очень повезло находиться среди таких людей.

Сегодня можно увидеть много юных дарований на телевидении, таких, как Юто Миядзава (Yuto Miyazawa). Что вы думаете о них?

Я видел их выступления.

Узнаёте в них себя?

Нет, моё детство было совсем другим. Надеюсь, что эти дети, которые сейчас выглядят немного повернутыми на музыке, как это было и со мной, в будущем вырастут из «золотых» детей и смогут стать настоящими музыкантами, играющими настоящую музыку.

Со своей индивидуальностью.

Да. Если вы пустите ребенка на сцену, то он попробует захватить ваше шоу, ведь вы дали ему такую возможность. Был один мальчик в Австралии, с которым я выступал. Ему было шесть лет, а он уже играл как Би Би Кинг. Он не копировал кого-нибудь, а играл блюз. Это невероятно, божий дар, да? Потом у него обнаружили лейкемию — все думали, что он умирает. И он уехал в Лондон, познакомился с Марком Нопфлером (Mark Knopfler), провел с ним один день, а когда вернулся в Австралию, то рак просто исчез. Это чудо. Сейчас ему около тридцати, и он продолжает играть.

А ещё у нас есть Джо Робинсон (Joe Robinson)…

Он хорош, не правда ли?

Доводилось работать с ним?

Я встретил Джо, когда ему было около десяти лет. Он учился у моего брата Фила — Фил [Эммануэль] тоже гитарист. У Джо выдающийся талант, который может сделать его известным по всему миру. Он был очень дружелюбным, всё делал правильно, поэтому люди всегда любили его за то, кем он являлся, а не только за его способности. Он очень одарен, и вырастет в одного из величайших артистов современности. Я предсказываю это.

Я был у него на концерте в этом году.

Значит вы понимаете, насколько он хорош.

Я был очень впечатлен. Обычно, когда вы видите молодых гитаристов, вы видите парня, который хочет всё разнести или что-то вроде того, но это не тот случай — у него есть душа, а еще он великолепно поет.

Именно. У него есть всё это. В этом году у него был такой же тур, как и у меня шесть лет назад: Норвегия, Швеция и так далее. Я видел, как те же самые люди, что были на моих концертах, раскупали билеты на него. Я думаю, он вырастет быстрее, чем вырос я.

Продолжение

Перевёл Николай Зинков

Опубликовано
  • иван

    Спасибо большое