Главная Интервью Об олимпийской и рождественской музыке

Об олимпийской и рождественской музыке

В прошлом году в преддверии рождества, находясь во Франции перед очередным концертом, Томми Эммануэль дал интервью журналу Guitar International, поделился впечатлениями о парижских клубах и собственном фестивале TommyFest, рассказал об опыте участия в церемонии закрытия Олимпийских игр и о его новом рождественском альбоме «All I Want for Christmas».

 

Craig Hunter Ross: Доброе утро, или, я должен сказать, день для вас, Томми!

Tommy Emmanuel: Я говорю с вами из одного из самых прекрасных городов мира, где люди говорят так [говорит с Французским акцентом, смеется].

Craig: У вас сегодня концерт в Париже, я правильно понимаю?

Tommy: Да, всё правильно, в прекрасном месте под названием La Cigale, которое никак не связано с сигарами (название созвучно со словом «сигара» — прим. пер.). Оно означает «Клуб Фламинго», я полагаю…

Craig: Это театр или старый кинотеатр?

Tommy: Это клуб, очень похожий на театр. Красивейший клуб, в котором я уже выступал однажды и в который рад вернуться.

Craig: Вам нравятся здания такого типа?

Tommy: Я не могу выделить любимый тип зданий, пока речь не пойдет о баре и прочем. Я люблю места, куда люди приходят слушать, концертные залы и подобные им строения. Обычно я играю в таких местах. Здесь, в Париже, я играл в нескольких разных местах. Первое моё выступление было в клубе The New Morning, отличное место. Это хорошо известный джаз-клуб, в котором Steve Lukather и Larry Carlton записывали свой концертный альбом. Он находится в двух кварталах от того места, где я сейчас нахожусь.

Craig: Те концерты, которые вы сейчас даете в Европе… это сольные концерты или вы выступаете с группой, ансамблем?

Tommy: Сольные. У меня на разогреве выступает парень по имени Jimmy Wahlsteen, он из Стокгольма, Швеция. Джимми в прошлом году приезжал ко мне в Берлин. Он дал мне послушать свой альбом, я посмотрел его выступления на YouTube и подумал, что он должен быть услышан.

Craig: Кстати, раз уж мы заговорили о местах для выступления. Я недавно посмотрел ваше выступление с церемонии закрытия Олимпийских игр 2000 в Сиднее. Потрясающе!

Tommy: Спасибо!

Craig: Можете рассказать, в чем была особенность этого выступления? Я имею ввиду то, что вы выступали у себя на родине со своим братом на той сцене.

Tommy: О, Крейг, это было невообразимо! Знаете, это было одно из самых грандиозных представлений за всю историю. Я сказал своему брату перед выходом на сцену: «Мысленно сфотографируй это, потому что такое больше никогда не произойдет». На трибунах было двести тысяч человек, тридцать тысяч атлетов на поле стадиона и 2.75 миллиарда человек смотрели трансляцию по всему миру. Это был огромный концерт.

Craig: Не могу не согласиться!

Tommy: Из-за того, что всё, что касалось церемонии закрытия, должно быть сюрпризом, подготовка к церемонии стала похожа на военную операцию. Нас всех посадили в автобусы, и никто не знал, куда нас везут, никто не мог раскрыть деталей происходящего. Мы работали все вместе, весь актерский состав. Для репетиций был переделан аэродром. Мы отрабатывали каждое движение. Можете себе представить, как сложно скоординировать действия тысяч людей. Прекрасно было быть частью всего этого.

Craig: Бросаю взгляд на расписание ваших концертов. Похоже, вы проведете в Европе большую часть этого [2011] года и начало следующего. Смотрим февраль… скажите, что за TommyFest?

Tommy: TommyFest — это ежегодное мероприятие, которое мы проводим уже на протяжении десяти лет. Оно проходит в Элизабеттауне, штат Кентуки в Hardin County Schools Performing Arts Center. Я даю серию концертов три вечера подряд и провожу семинары. Также я приглашаю разных гостей каждый вечер. Я отыгрываю один вечер, затем мы распродаем все билеты на второй, а потом и на третий, так что приходится проводить семинары днем. Мой менеджер сказал, что это чем-то похоже на фестиваль, поэтому мы решили назвать мероприятие TommyFest. Первый мы провели в Элизабеттауне, потом один в Вирджинии, потом в Техасе, в Англии, затем в Германии и Австралии.

Craig: Я должен поздравить вас с вашим новым альбомом «All I Want for Christmas». Он прекрасен. Все время, пока я слушал его на протяжении пары последних дней, мне хотелось выйти на улицу и поиграть в снежки с детьми, несмотря на то, что снега пока еще нет. Этот альбом дарит слушателю рождественское настроение.

Tommy: Ох, спасибо вам. Я действительно старался записать этот альбом с теплотой. Чтобы он получился настолько теплым, насколько это возможно.

Craig: Почему вы решили записать рождественский альбом?

Tommy: Мой менеджер годами повторял мне о том, что люди пишут и спрашивают, когда же я запишу рождественский альбом или пару рождественских песен. Я слушаю рождественские песни всю свою жизнь, они мне очень нравятся. И вот однажды я решил, что пришло время сделать это. Я обратился за помощью к своему другу John Knowels. Через пару секунд мы уже сидели с гитарами, играя «Jingle Bells» и «Rudolph». У Джона было много отличных идей, например, смена тональности и другие приемы, которые отлично разнообразили песни.

Craig: Вы смеялись в конце «Rudolph the Red Nosed Reindeer»? Я подозреваю, что это были вы, потому что вам было очень весело и, возможно, потому, что песня была записана с первого дубля.

Tommy: В точку! [Смеется]

Craig: Это сложно описать, но в некоторых треках, например «White Christmas», вы будто рисуете картину своей игрой. У меня было ощущение того, что я качусь на санях, держа свою жену за руку, а вокруг падает снег. Скрипки и струнные ансамбли, использованные вами, добавляют изящности.

Tommy: Эти ребята и девушки — высший класс Нешвилльских игроков, и я должен сказать, что они вложили всю свою душу в запись. Они пришли в студию с огромной любовью к этому проекту. Эти ребята могут играть всё. Классика, опера, кантри — выбирайте сами. Они отдали всех себя. Кстати, струнные в «How Great Thou Art» не планировались изначально. Они послушали этот трек и сразу же, прямо в студии, написали для него партию. Её никто не слышал до этого дня. Это головокружительно. Мне кажется, что это судьба.

Craig: Во время отбора песен на альбом, вы ориентировались на песни, имеющие какое-то особое значение для вас или просто выбирали те, которые традиционно более известны?

Tommy: Это только кажется, что на альбом попали те песни, которые нравятся всем, либо те мелодии, которые я действительно люблю. Я играл «Jingle Bells» и «White Christmas» годами с различными оркестрами на рождественских концертах и телешоу, а с остальными мне просто хотелось поэкспериментировать. Я думаю, что получилось неплохо. Например, «I’ll Be Home for Christmas», которая является одной из моих любимых, и «Walking in a Winter Wonderland» — просто прекрасные мелодии.

Craig: При прослушивании «One Christmas Night» создается впечатление, будто это традиционная рождественская песня. Такие знакомые припевы…

Tommy: Я достиг своей цели. Это именно то, чего я хотел. Я стремился написать что-нибудь, основанное на моих знаниях о Рождестве, что бы звучало так, будто вы всю жизнь это слушали.

Craig: Альбом завершает песня «How Great Thou Art». Это не совсем рождественская песня, но, безусловно, традиционно христианская. Почему именно она является заключительной?

Tommy: Ну, эта песня несет в себе отличный посыл, и она всегда была моей любимой. Я думаю, что она отлично подходит для завершения альбома.

Перевёл Николай Зинков

Опубликовано